Демиденко Екатерина | | Журнал «Литература» № 18/2005

Лекция № 2. Загадки и их жанровое своеобразие. Пословицы и поговорки. Детский фольклор (заклички, приговорки, дразнилки, считалочки, скороговорки, колыбельные). Олицетворение. Понятие метафоры. Понятие антитезы

В лекции № 1, обращаясь к мифологическим представлениями древних славян, в качестве иллюстративного фольклорного материала мы часто привлекали загадки и пословицы. Наверное, теперь, когда у ребят уже начал “накапливаться” опыт их осмысления, можно обратиться к их жанровым особенностям. Вслед за М.Бахтиным предлагаю определять жанр совокупностью трёх критериев: “зачем?” (цель) + “про что?” (содержание) + “как?” (способы). Литература изучается по авторам, фольклор — по жанрам. Фольклорный анализ ставит перед собой задачу не изучить авторскую индивидуальность, но, напротив, установить и выявить традиции.

  • Новая метла по-новому метёт.
  • Хорошая нужная вещь.
  • Скручена, связана, на кол посажена.
  • Бытовой предмет для уборки мусора на длинной палке.

Загадка — это иносказательное изображение какого-нибудь предмета или явления, которое нужно отгадать, узнать. Загадки рассчитаны на сообразительность, на нестандартность мышления. Не случайно в далёкой древности загадка была не столько развлечением, сколько испытанием, ценой отгадки могла стать жизнь. Сами ребята легко вспомнят сказки, в которых отразилось это назначение загадок: «Иван — русский богатырь», «Царевна, решающая загадки», «Сказка о царе Берендее», «Любитель загадок», «Умная внучка», «Дочка-семилетка». Можно вспомнить здесь и древнегреческий миф о Сфинксе, задававшем прохожим одну и ту же загадку: “Кто из живых существ утром ходит на четырёх ногах, днём — на двух, а вечером — на трёх?”

Ответить на вопрос, как возникла загадка, мы можем только предположительно. Загадка основана на иносказании, с которым наверняка знакомо большинство ваших учеников. Кто из них хоть раз не пользовался тайной речью! Хрестоматийный пример — разговор Пугачёва и хозяина постоялого двора из «Капитанской дочки» Пушкина. Можно прочитать его в классе и обсудить, какую роль играет здесь иносказание и почему для главного героя этот диалог был совершенно непонятен.

Кроме того, у наших древних предков существовали запреты на произнесение тех или иных слов, связанные с тем, что их могут “услышать” представители “чужого” мира — домовые, лешие, русалки, упыри… Можно предположить, что с помощью загадок древние люди учили молодёжь иносказательной речи, развивали нестандартность мышления, испытывали ими возмужавших юношей. Подобные испытания можно провести и на уроке, выявив самых сообразительных в классе.

  • Конь бежит — земля дрожит. (Гром.)
  • Летит орлица по синему небу, крылья распластала, солнышко застлала. (Туча.)
  • Прилетела пава, села на лаву (лавку. — Е.Д.), распустила перья для всякого зелья. (Весна.)
  • Белая кошка лезет в окошко. (Свет.)
  • Белоголовая корова в подворотню смотрит. (Месяц.)
  • Белые овечки бегают по свечке. (Верба.)
  • Сивые кабаны всё поле облегли. (Туман.)

“Животные на ранней стадии развития человечества не отделялись со всей резкостью от человеческого коллектива. В течение длительного времени животные служили некоей наглядной парадигмой, отношения между элементами которой могли использоваться как определённая модель жизни человеческого общества и природы в целом. Распространены примеры соотнесения животных со странами света, с временами года, стихиями” (Мифы народов мира. Энциклопедия. Т. 2).

  • Что без огня горит? (Туча грозовая.)
  • Этой бабке сто лет, горба у неё нет, высоконько торчит, далёконько глядит, придёт смерть за старушкой, станет бабка избушкой. (Сосна.)
  • На одном конце — чудак, на другом конце — червяк. (Удочка.)
  • Всегда во рту, а не проглотишь. (Язык.)
  • Что человек всегда видит и что никогда достать не может? (Небо, звёзды, месяц, солнце.)
  • Глаза бычьи, а сама с кулак. (Лягушка.)
  • Что из стены не вырубишь? (Луч солнца.)
  • Стоит дерево древанское, на этом дереве семь угодьев: первое угодье — в избе обиходье, другое угодье — в кругу вертится, третье угодье — старому да малому потеха, четвёртое угодье — на церкву крыша, пятое угодье — по дорожке след, шестое угодье — всю ночь свет, седьмое угодье — всему миру масло. (Берёза — веник, веретено, банный веник, скалка, лапти, лучина, дёготь.)

Загадки могут строиться как вопрос, могут основываться на противопоставлении (и это очень важно ещё раз отметить в связи с восприятием мира древними людьми), есть и загадки-описания.

  • Два братца в воду глядятся, век не сойдутся. (Берега.)
  • Скатерть бела, весь свет одела. (Снег.)
  • Красная девица в зеркало глядится. (Заря.)
  • Иван бежит, сам кричит и всех на себе носит. (Река.)

Уподобление одного другому связано с выделением в предметах схожих черт, особенностей. Загадываемый предмет как бы надевает “личину” (маску), но при этом не утрачивает основных свойств. Личины эти могут быть разными — потому у нескольких загадок может быть одна отгадка. Загадки вариативны, как и любое фольклорное произведение.

Отгадывая и разбирая различные загадки, можно вновь обратиться к мифологическим представлениям древних. Так, например, разбирая загадки о ветре (“Без рук, без ног, а ворота отворяет и нас погоняет”; “Расходится детина — удержу нет, уляжется — не видать, не слыхать”; “Есть на свете конь — всему миру не сдержать”) особое внимание можно уделить второй из них. В ней отражается антропоморфизм как характерная черта мифологического сознания — уподобление природы человеку.

Уподобление природного явления человеку проявляется в том, что явлению или предмету приписываются свойства человека. Так, например, в загадках про мороз: “Без ног рисует, без зубов кусает” или “Безрукий, безногий старик через реку мост проложил”. Однако это пока не художественный приём, это воплощение мифологических представлений. Иное дело — в строчках: “Нашу речку, словно в сказке, за ночь вымостил мороз, обновил коньки, салазки, ёлку из лесу принёс”. То, что в загадке было “личиной” загаданного слова, стало в стихотворении средством создания художественного образа, художественным приёмом с однокоренным названием — олицетворением, когда неодушевлённому предмету приписываются качества и свойства одушевлённого, живого. Чтобы закрепить материал, можно попросить ребят найти олицетворение в знакомых текстах: “Заунывный ветер гонит стаи туч на край, ель надломленная стонет, глухо шепчет тёмный лес”; “. и вот сама идёт волшебница зима. Пришла, рассыпалась, клоками повисла на суках дубов; легла волнистыми коврами среди полей, вокруг холмов”; “. ветер злой, бушуя, воет и небо кроет седою мглой…”. Олицетворение — один из видов метафоры, которая представляет собой употребление слова в переносном значении на основе сходства предметов. Разговор о метафоре в классе будет полезным для дальнейшего изучения поэтического языка.

Данные темы — широкое поле для игры: ребята с удовольствием придумывают загадки (используя разные способы их построения), “олицетворяют” в прозе или стихах какой-нибудь самый обычный предмет: карандаш, портфель, носовой платок. Интересно совместить оба задания: олицетворить и придумать загадку про один и тот же предмет. Можно предложить детям “хитрые” тексты на определение олицетворения. Вот пример подобного задания: “Используется ли олицетворение в приведённых ниже четверостишиях? Укажите все случаи его употребления в данных стихотворных отрывках.

Шепчет солнышко листочку:
«Не робей, голубчик!»
И берёт его из почки за зелёный чубчик.
Нежно смотрит на микроба
Наша Леночка Петрова,
Так же нежно в микроскоп
На неё глядит микроб.

Олицетворение как художественный приём используется только в первом стихотворном фрагменте: “шепчет”, “не робей”, “берёт <…> за чубчик” — в данном случает речь идёт о росте листочка весной. Автор применяет олицетворение, вызывая в нашем воображении определённую картинку, а в душе — чувства радости и умиления. Что касается второго фрагмента, то здесь нет “приписывания предмету или явлению свойств человека или животного” — и Леночка Петрова, и микроб мыслятся как живые существа.

Обсуждение того, пользуется ли олицетворением Н.А. Некрасов в известном отрывке из поэмы «Мороз, Красный нос» («Не ветер бушует над бором…»), вновь возвращает нас к разговору о мифологическом мышлении, отразившемся в фольклоре, на которое явно ориентируется поэт.

  • Бояться себя заставишь, а любить не принудишь.
  • Не люби друга потаковщика, люби встрешника.
  • Свои сухари лучше чужих пирогов.
  • Упрямство есть порок слабого ума.
  • У сердитого губа толще, а брюхо тоще.
  • И кости по Родине плачут.
  • Драчливый петух жирен не бывает.

Характерные черты пословиц: обобщение, нравоучительный, назидательный характер. В пословицах и поговорках проявляется наблюдательность и воплощается мудрость не одного человека и даже не одного поколения. О её ценности свидетельствуют, например, такие “пословицы о пословицах”: “Старинная пословица не мимо молвится”; “Добрая пословица не в бровь, а прямо в глаз”; “На рынке пословицу не купишь”. Однако не надо думать, что это некий застывший свод правил, вбиваемый в голову каждому ребёнку ещё в люльке. О “подвижности”, “живости” жанра свидетельствует хотя бы тот факт, что одно и то же действие или состояние может получать в пословицах совершенно разную оценку. Характерный пример: “Терпенье и труд всё перетрут”, с одной стороны, и “Работа не волк — в лес не убежит” — с другой.

Некоторые пословицы и поговорки уже утратили своё конкретное значение. Например, “вынести сор из избы”. Сор, действительно, не выносили из избы — ведь мифологический человек не разделял себя и свою часть, а выбрасывать себя за порог — подвергать опасности, отдавать “чужому” миру. Сор собирался и выбрасывался в печь. Реалии ушли в прошлое, а поговорка и сейчас достаточно распространена.

Нельзя не упомянуть о труде В.И. Даля «Собрание 4291 древних пословиц» («Пословицы русского народа»), где пословицы располагаются не по алфавиту, а по тематическим гнёздам. Поговорки касались всех сфер бытовой жизни: отношения к родине, ведения хозяйства, отношений в семье, внешнего вида, поведения, возраста, нравственности, образования и т.п. Они ещё раз подчёркивают громадную роль слова — носителя народной мудрости, хранителя её во времени и пространстве.

На примере пословиц и поговорок можно ввести понятие метонимии. Действительно, что общего у перечисленных ниже пословиц и поговорок: “Сытое брюхо к ученью глухо”, “Ручки делают, а спинка отвечает”, “За честь голова гибнет”, “Язык мой — враг мой, наперёд ума лепечет”, “Глаза боятся, а руки делают”? Во всех этих пословицах вместо целого употребляется обозначение его части — человека и человеческие качества заменяют действия и состояния “брюха”, “руки”, “головы”, “языка”, “глаз”. Однако если для человека с мифологическим сознанием часть и целое во многом неразделимы, то нами это воспринимается как художественный приём. Метонимия — художественное средство, в котором слова сближаются по смежности обозначаемых или более или менее реальных понятий или связей.

Вообще фольклор — благодатный материал для введения литературоведческих терминов. Их история — употребление в мифологическом значении и переосмысление этого значения, превращение в художественный приём — сродни процессу, превращающему мифологическое представление в суеверие. Возможно, осмысливая роль слова в фольклорных и литературных произведениях, ученик быстрее проникнет в суть того или иного элемента теории литературы.

Так, на примере пословицы можно ввести понятие антитезы — противопоставления: Молодого — в битву, старого — в совет. Добро помни, зло забывай. Женаты — богаты, холосты — бедны. Готовь летом сани, а зимой — телегу. Восприятие мира в оппозиции, как уже говорилось в лекции № 1, — черта мифологического мышления. Теряя связь с мифологией, она становится художественным приёмом, призванным усилить эмоциональную окраску речи и подчеркнуть высказываемую с её помощью мысль. Показательна в этом смысле строчка из стихотворения Ивана Никитина «Русь»: “И пожар небес // Ярким заревом // Освещает мглу / Непроглядную”. Образ зари создаётся как бы двойной антитезой “пожара”, “зарева” и “мглы”, с одной стороны, “яркий” — “непроглядная” — с другой. Развёрнутую антитезу представляет собой, например, стихотворение Ф.И. Тютчева «День и ночь» или стихотворение М.Ю. Лермонтова «Узник».

Пословица — синтаксически законченная конструкция, как правило, состоящая из двух (иногда более) частей. Эти части, как правило, соединены причинно-следственной связью и выражают нравоучение, назидание: “Без труда” — если не будешь трудиться, “не выловишь и рыбку из труда” — ничего не добьёшься. “Криво ходишь — косо сядешь” — если делал дело кое-как, то и результат получится плохой.

Поговорка, в отличие от пословицы, не несёт нравоучительного смысла и является частью суждения. В.И. Даль определял поговорку как “одну первую половину пословицы”. Поговорка, как правило, служит для характеристики лица (“ни пава, ни ворона”, “денег (у него) куры не клюют”), действия (“убил двух зайцев”, “на всех не угодишь”), обстоятельства (“когда рак на горе свистнет”).

“Пословица — краткое изречение, приноровляемое к разным случаям жизни. Поговорка очень близка к пословице, но в отличие от неё не выражает законченного суждения, а лишь намекает на него. «Чужими руками жар загребать» — поговорка, а если бы мы добавили к ней определяющее слово «легко», она бы превратилась в пословицу. В первом случае намёк, во втором — вывод” (С.С. Наровчатов).

Полезным, как мне кажется, будет следующее задание.

  • Бьётся, как рыба об лёд.
  • Без труда не выловишь и рыбку из пруда.
  • Денег ни гроша, да слава хороша.
  • Денег (у него) куры не клюют.
  • Спаси Бог того, кто поит да кормит, а вдвое того, кто хлеб-соль помнит.
  • Ни пава, ни ворона.
  • Кабы на дятла не свой носок, никто б его в лесу не нашёл.
  • На всех не угодишь.
  • Кто в кони пошёл, тот и воду вози!
  • Двух зайцев убил.
  • За двумя зайцами погонишься — ни одного не поймаешь.

Хочется поделиться с коллегами ещё одним опытом. Это домашнее задание, порученное пятиклассникам: Фрекен Бок из мультфильма о Карлсоне говорит Малышу: “Иди спать!”, “Делай уроки!” и “Вымой руки!”. Давайте попробуем подыскать ей подходящие к случаю пословицы (по какому-нибудь сборнику — Владимира Ивановича Даля, например) и подумать, чем они отличаются от сказанных Фрекен Бок фраз? Вот варианты ответов: “Сон лучше всякого лекарства”. “Ляг да усни; встань да будь здоров!”. “Не учась и лаптя не сплетёшь”. “Сперва аз да буки, а там и науки”. “Когда б не баня, все б мы пропали”. От назиданий, сказанных “домомучительницей”, пословицы отличаются обобщённым смыслом и иносказательностью, придающей высказыванию, с одной стороны, яркость и наглядность, с другой стороны, заменяющей назидательную сухость любопытной житейской картинкой.

Фольклор — не только средство познания жизни, поэтический рассказ о ней, но и художественная народная педагогика. С первых же минут своего существования на земле ребёнок оказывался не в хаосе звуков, а во власти слова и музыки, в упорядоченной музыкально-поэтической среде. С такими фольклорными произведениями, как колыбельные песни, пестушки, потешки, дети знакомились в самом раннем возрасте. Нерасторжимость понятий пользы и красоты свойственна детскому фольклору, как и многим видам народного творчества.

С одной стороны, детский фольклор связан с магической силой воздействия слова, с другой — это способ развития ребёнка (так, «Ладушки», например, связаны с координацией движения, скороговорки — с развитием речи), и, кроме того, это музыкально-поэтическая среда, в которой формировалось внимание к слову, умение владеть им.

В самих названиях жанров детского фольклора (колыбельная, пестушка, потешка, закличка, приговорка, прибаутка, дразнилка, считалка, скороговорка) выражается их цель. И об этом легко догадаются сами ребята.

Потешка — от глаг. потешать. По словарю Даля: “тешить, угождать, веселить, забавлять. Потешенье, потеха, потешка — действие по глаг., забава, игрушка, утеха… Увеселенье, зрелище… Потешка — всякая детская игрушка. Потешливый — забавный, занимательный, смешной, увеселяющий. Потешник, потешитель — тот, кто потешает; актёр, скоморох. Потешничать — помышлять потехой”.

Пестушка — от глаг. пестовать. В.И. Даль: “Пестовать — нянчить, носить, воспитывать, растить, холить, ходить за ним. Пестоваться с кем-нибудь — нянчиться, хлопотать, возиться. Упестовала — угомонила. Пестунство — нянченье. Пестун, пестунья — нянька, дядька, кто ходит за малыми ребятами. Пестунчик — кого пестуют, нежат; матушкин сынок.)

Колыбельная — от колыбель. “Колыбать” — “качать, укачивать” (Фасмер. Этимологический словарь).

Прибаутка — от баять — не только “говорить, уговаривать”, но и “заговаривать” — то есть произносить заклинание-оберег.

В.И. Даль: “Баить — говорить, болтать, беседовать, рассказывать. В местном значении — шептать, знахарить, заговаривать. Байкать, баюкать — припевая, укачивать, усыплять. Байка — произношение, выговор; присказка, сказочка. Баюн — говорун, рассказчик”.

Интересно отметить, что в «Этимологическом словаре» Фасмера баять, баить связывается с русско-церковнославянским баяти — рассказывать, заговаривать, лечить; с болгарским бая — колдую, сербохорватским баяти — “колдовать”. Среди однокоренных названо слово “басня” и предположительно “баюкать”.

  • Людям на потеху, всему свету на диво. Делу время, потехе час. Ни в молодости на потеху, ни в старости на помогу, ни по смерти на помин души.
  • Словно пестун привязался, так следом и ходит. Пестуется с нею, как чёрт с куклою.
  • Всяк правду знает, да не всяк правду бает. Много баять не подобает. Деды наши баяли, а мы только поддакивать умеем.

Языческие представления о природе отражаются в закличке, приговорке и колыбельной, если вспомнить, что Сон и Дрёма представлялись мифологическими существами.

Каждая из природных стихий (а в закличках обращаются за помощью именно к ним) обладает чудесной силой, и посредством заклички ребёнок входит в контакт с ней. Важно, что “проводником” в этом случае вновь является слово: с самого детства ребёнок верил в его весомость и значимость. Чудесные свойства явлений природы выражаются как перечисление тех даров, каких от них ждут и какие они приносят.

Дождик, дождик, пуще!
Чтоб росла пшеничка гуще,
Чтоб овёс рос и ячмень —
Поливай весь долгий день!

Солнышко, солнышко,
Красное семёнышко,
Выйди поскорее,
Будь к нам подобрее!
Твои детки плачут,
По лужочку скачут,
Соломку жгут —
Тебя в гости ждут!

Ай, радуга-дуга,
Не давай дождя,
Давай солнышко,
Красно вёдрышко —
К нам в оконышко!

Дождик, дождик, перестань,
Куплю тебе сарафан!
Останутся деньги —
Куплю тебе серьги,
Останутся пятаки —
Куплю тебе башмаки!

Месяц, месяц, свети,
Под плетень гляди,
Ходи, гуляй,
Да нас утешай!

В отличие от заклички, приговорки обращены к быту, к повседневным занятиям.

Ветерок-ветерок,
Натяни мой парусок,
Гони мой баркас
На всех парусах!

Дразнилки и прибаутки — комические жанры. В них речь идёт об отклонении от нормы, подчёркивается несоответствие чего-то чему-то, нарушение обычного порядка вещей, образа действий или внешности.

Маленький Пахомушек,
Шапка колышком,
Ножки брёвнышком,
Ручки веретёнышком.
(Дразнилка.)

А у нас в Рязани грибы с глазами; их едят, а они глядят. (Прибаутка.)

Полезно, говоря с детьми об этих жанрах, вспомнить народное выражение “Дразнило — собачье рыло”, а заодно определить, пословица это или поговорка.

Для считалочки необходимы ритм и рифма. Например: “Раз, два, три, четыре, кошку грамоте учили: не читать и не писать, а за мышками скакать”. Однако этот ритм нельзя наполнить “чем угодно” (сразу приходят на память замечательные достижения современной эстрады, типа “Ту-лу-ла, ту-лу-ла, ту-ту-ту-лу-ла, // Ветром голову надуло-ла”), кажущаяся детская нелепица тем не менее имеет свою внутреннюю логику и порядок и призвана упорядочить действие. Считалки основаны на “звукописании”, на рифмах-созвучиях.

Вообще звукоряд, звучание слова имеет большое значение в детском фольклоре. С его помощью передаётся колокольный звон: “Тили-бом, тили-бом, загорелся кошкин дом” или, например, грохот телеги: “Трах, трах, тарарах! Едет баба на волах”, или топот конских копыт: “От топота копыт пыль по полю летит”. Звукоподражание, то есть непосредственная связь между звуками слов и смыслом — характерная черта скороговорки.

Совмещают эстетическое и практическое значение скороговорки (или чистоговорки), в произнесении которых с удовольствием соревнуются и современные дети: “У нас на дворе подворья погода размокропогодилась”, “Шли три попа, три Прокопья-попа, три Прокопьевича, говорили про попа, про Прокопья-попа, про Прокопьевича”, или всем известная “На дворе трава, на траве дрова, не руби дрова на траве двора”, или “Всех скороговорок не перескороговоришь и не перевыскоговоришь”.

Песенками-припевками сопровождаются и народные детские игры, такие как «В коршуна», «Гуси и волки», «Бояре». И если вы соберётесь посвятить время и этому жанру детского фольклора, постарайтесь подготовиться к играм основательно. Многие детские игры похожи на маленькие спектакли, где роли нужно исполнять хоть и весело, но вполне серьёзно. И, конечно, важно, чтобы интонация соответствовала выбранной роли — так же, как и в работе с любым другим фольклорным жанром. Не разрешайте бурчать закличку под нос, а скороговорку читать по слогам.

Период знакомства с детским фольклором может стать временем маленьких фольклорных экспедиций (к родителям — за текстом пестушек, потешек, колыбельных, к друзьям — за текстами считалочек, прибауток и дразнилок), временем собственного творчества. Итогом работы может стать творческий отчёт (личный или групп детей) или, например, сборник фольклорных произведений.

Вопросы к лекции

1. В чём особенности построения загадок и пословиц?

2. Какие жанры можно отнести к детскому фольклору и в чём их смысл и цель?

3. Как “рождаются” художественные средства: олицетворение, метафора, метонимия, антитеза?

Литература

1. Гуси-лебеди. Фольклор для детей от колыбельных до былин. М., 1990.

2. Даль В.И. Пословицы русского народа. М., 1994.

3. Литература и фантазия: Сб. / Сост. Л.Е. Стрельцова. М., 1992.

4. Русская народная словесность. Книга для чтения в 5–9-х классах гимназий, лицеев и школ с углублённым изучением гуманитарных предметов / Авт.-сост. Н.Н. Костанян. М., 1994.

5. Сказания русского народа / Собр. И.П. Сахаровым. СПб., 1895.

Об авторе
Поделитесь этой записью



Детские Ботаники: сайт для родителей и детей! © 2022 Все права защищены