ТЕМА 4: ЗАГАДКИ, ПОСЛОВИЦЫ И ПОГОВОРКИ; Студопедия

2. Митрофанова В.В. «Русские народные загадки», Л., 1978г.

3. «Русский фольклор», М., «Художественная литература», 1985 г.

Ключевые слова: содержание, художественная форма, иносказательный характер, мифология, народная наука, жанр, поэтический стиль, олицетворение, сопоставление, метафора, ритм, рифма, былины, сказки, рукописные издания.

Загадки относятся к малым жанрам русского фольклора.

У загадок много общего с пословицами и поговорками в содержании и в художественной форме. Однако они имеют и специфические черты, представляют собой самостоятельный жанр фольклора.

Термин «загадка» — древнего происхождения. В древнерусском языке слово гадать означало «думать, размышлять». Отсюда и произошло слово «загадка». В загадке даётся предметное описание какого-нибудь явления, для узнавания которого требуется немалое размышление.

Чаще всего загадки имеют иносказательный характер. Загадываемый предмет, как правило, не называется, а вместо него даётся его метофорический эквивалент.

Составить загадку — значит обычным мыслям и предметам придать метафорическую форму выражения. И наоборот разгадать загадку её метафорические образы заменить образами реальными

Так, в загадке «На полянах девчонки в белых рубашках, в зелёных полушанках», нужно произвести следующие замены на поле не девчонки, а берёзки, у берёзок не белая рубашка, а белая кора, у них зелёные не полушалки, а зелёные листья.

Загадка — это не просто метафорически заданный вопрос, очень хитро составленный вопрос. Загадка — не просто метафора, а какая-то необыкновенная, удивительная метафора. Так, нас удивляет намёк на существо, которое «Без рук без ног, а рисовать умеет» (Мороз). Трудно представить, как это может быть «В одном бочонке — два сорта вина» (яйцо) и т.д. В небольшом количестве загадки встречаются в произведениях древней русской литературы (летописи, житейная литература, «Повесть о Петре и Феофане»).

Первые записи загадок относятся к ХVII в. В ХVII в. до 70 годов XVIII в. загадки вместе с пословицами и поговорками включались в различные рукописные сборники. В последней трети ХVIII в. появляются печатные сборники, в которых вместе с загадками литературного происхождения помещаются в под направленном виде и народные загадки.

Систематическое собрание русских народных загадок начинается в 30-е годы XIX в. В 1841 г. И.П. Сахаров в своих »Сказаниях» опубликовал более 200 загадок, к сожалению, некоторые из них были им под редактированы.

В 1861 г. выходит сборник фольклориста-демократа И.А. Худякова «Великорусские загадки». Загадки в нём расположены в алфавитном порядке по отгадкам, всего 731 загадка.

Используя все ранее собранные материалы, Д.Н. Садовников в 1876 г. издал большой сборник «Загадки русского народа», включавший более 3500 загадок. В основу расположения материала положен предметно-тематический принцип.

В 1961 году был издан сборник «Пословицы, поговорки и загадки в рукописных сборниках XVIII-XIX веков», в котором было опубликовано более 1000 загадок, извлечённых из рукописных сборников.

В 1968 году Академия наук издаёт свод загадок, в котором публикуется 5517 номеров этого жанра, взятых из прежних публикаций и архивных источников. Материал в сборнике расположен по предметно-тематическому принципу. Примечания дают возможность установить время и место записи, а так же место публикации или хранения вариантов.

И.А. Худяков так же считал, что самые древние русские народные загадки содержат черты мифологизма. Однако большинство дошедших до XIX в. загадок по его мнению, есть результат своеобразного отражения исторической жизни народа. Загадки по определению Худякова, — это «народная наука» о физических явлениях, о предметах естественной истории и народного быта. В статье «Значение загадок в народном быту и поэзии», предпосланной публикации материала, И.А. Худяков указывает на различные виды загадок, говоря об их связи с другими жанрами фольклора, останавливается на условиях их бытования и функциях.

В конце XIX в., в пору господства позитивистского направления в русской академической филологической науке, идет главным образом сбор загадок. В исследованиях же затрагиваются лишь частные вопросы.

Работу М.А. Рыбниковой по исследованию народных загадок продолжили И.М. Колесникова, В.П.Аникин, В.В. Митрофанов и другие. В исследованиях этих фольклористов дана обстоятельная, общая характеристика жанра загадок, рассмотрена поэтика загадок, показана их связь с другими жанрами фольклора, рассмотрены судьбы традиционной загадки в новых, советских условиях.

Каждая загадка по своей сути является хитроумным вопросом. Однако эта ее вопросительность может иметь внешнюю форму выражения и не иметь её. Загадки могут прямо формулироваться как вопрос. Например: «Что краше свету белого?» (солнце); «Что у нас чаще леса?» (звёзды). Однако чаще всего в загадках вопрос внешне не выражен и они имеют метафорически-описательный характер. Например: «По синему морю тарелка плывёт» (Месяц); «Жили три брата: один любит зиму, другой лето, а третьему всё равно» (сани, телега, мужик).

Загадки, как и все жанры фольклора, создаются на основе живого разговорного языка. Язык загадок, как и: язык всех фольклорных жанров, отличают точность, красочность и выразительность. В них широко употребляются общефольклорные эпитеты, как «сырая земля», «чистое поле», «темный лес», «зелёный сад», «добрый молодец», «красная девица», «родная мать» и т.д., а также некоторые общефольклорные сравнения, тавтологические выражения и т.п.

Однако поэтический стиль загадок имеет и свою ярко выраженную жанровую специфику, для загадок характерна высокая степень метафоричности, пронизывающая собой решительно все её стилистические средства. Приведём примеры метафорических (загадочных) эпитетов «голубое поле» (небо), «водяной мост» (лёд), «золотой пень» (напёрсток) и т.д. Иногда, загадка строится на метафорических эпитетах. Например: «Конь стальной, хвост льняной» (игла с ушком), «Печь мясная, приступы железные» (подковы). «Цветочки ангельские, а ноготки дьявольские» (шиповник).

Чаще всего в загадках встречаются собственные метафоры, когда сравнение двух предметов или явлений не имеет внешней, грамматической формы выражения. Например: «Между двух светил я в середине один» (нос), «Под полом, под полом ходит с колом» (мышь).

В подавляющем большинстве случаев в загадках предметы неживого мира метафорически сопоставляются с живыми существами и наоборот, живые существа — с предметами и явлениями быта и природы. Это обусловлено прежде всего стремлением загадки сделать её отгадывание возможно более затруднительным.

Широкое употребление метафор в загадках объясняется и эстетическими соображениями. Особенно наглядно это обнаруживается в случаях, когда в загадках предметы неживого мира сравниваются с живыми существами и мы имеем дело с приёмом олицетворения. Основываясь на принципе олицетворения, загадки сравнивают вёдра с двумя братьями, которые пошли на речку купаться, умывальник со щукой, тело которой находится в воде, а хвост наружу, челнок с уточкой, которая ныряла и хвост потеряла и т.д.

Олицетворение, оживляя и одухотворяя неживой мир, ещё больше приближает его к человеку, придаёт загадке особую поэтичность, создаёт в ней яркие образы и картины. Например, о зубах создаётся такого рода поэтическая загадка «Полная горенка гусей да лебедей» (зубы). Овес в загадках представляется стройной, красивой девушкой («Как во поле, на кургане стоит девушка с серьгами»). В свою очередь, серьги девушки сравниваются с пляшущими лебедями: «За темными лесами двое лебедей плясали» (серьги) и т.п.

Сопоставляя предметы, загадываемые с предметами выполняющими функции метафоры, загадка всегда укрупняет план изображения, усиливает тон или иной признак какого-то реального предмета, делает его более выпуклым и значительным. Это происходит потому, что реальный предмет в загадке всегда сравнивается с такими метафорическими предметами, в которых отмечаемый признак выражается резче и отчетливее. Так, например, чтобы обратить внимание на то, что светлячок ночью сверится (а свет этот слабый, его могут не заметить!), загадка сравнивает его (правда в отрицательной форме) с солнцем «Не солнце, не огонь, а светит». В этих целях копание жука в земле сравнивается загадкой с энергичной работой воина, роющего окоп, а маленькие рожки жука с рогами быка: «Идёт воин, землю роет, на ногах без копыт, есть рога, да не бык». Желая подчеркнуть тяжесть крестьянской работы, загадка сравнивает плечи человека с горами, а вёдра с морями: «Два моря, два горя на крутых горах на дуге висят» (вёдра на коромысле).

Многие сказки созданы на основе сказочных образов: Например: «Баба-яга, короткая нога» (соха), «Конь бежит — земля дрожит» (гром), «Летит птица орёл, несёт в зубах огонь, посредине его человеческая смерть» (молния). А вот загадка, использующая присказку: «На море, на океане стоит дуб с гибелями, отростки чертовски, листки чемодановски» (репей).

В свою очередь загадки нередко включаются в сказки. Приведём лишь один пример. Существует загадка о сваренное гусе, в которой загадываемые и отгадываемые предметы начинаются с одних букв (печ — Печорск, горшок — Горшенск и т.д.): «В Печорске, в Горшевске, под Крынским сидит Курлын Курлынович». Эта загадка вариативно использована в бытовой юмористической сказке о жадной старухе («Солдатская загадка»). Прохожие солдаты попросили старуху покормить их. Но жадная старуха ответила, что у нее нет никаких продуктов. Тогда обиженные солдаты в тайне от старухи вынули из горшка петуха и спрятали его себе в сумку, а в горшок положили липовую чурку. Через некоторое время солдаты собрались уходить. И старуха вздумала похвалиться, что провела их, и загадала им загадку: « А что, детоньки, вы люди-то бывалые, всего видали. Скажите-ка мне: ныне в Пенском, Черепенском, под Сковородным, здравствует ли Курухан Куруханович? « -»Нет, бабушка!» — « А кто же, детоньки, вместо его?» — «Липан Липанов», — «А где же Курухан Куруханович?» — «Да в Сумин город переведён, бабушка».

Лазубин С.Г. «Ритм, лирика и рифмы пословиц». В его книге: Поэтика русского фольклора. М., 1981 г., стр148-6З

Митропольская Н.К. «Русские пословицы как малый жанр фольклора». Вильнюс, 1973 г.

Морозова Л.А. «Художественные формы пословиц». В сборнике Вопросы жанров русского фольклора, М. 1972, стр. 3-7.

«Детская литература», под редакцией А.В. Терновского, 1977 г., стр. 19-21.

Пословица — малый жанр устного народного творчества, вошедшая в речевой оборот форма изречения, укладывающаяся в одно статическое и логически законченное предложение, нередко ритмизированное и подкреплённое рифмой. Ей свойственны предельные краткость и простота. Несмотря на это, она отличается содержательностью, представляет собой чёткое суждение, ясное выражение определённой мысли, обобщение, вывод из жизненных наблюдений, вывод из жизненных наблюдений и социально-исторического опыта народа: «Мир да лад — большой клад», «Что посеешь, то пожнёшь». Форма пословицы отточена, отшлифована. Выражение мысли в ней, как правило, необычно, своеобразно: «Горьким лечат, а сладким калечат», «Человек без родины, как соловей без песни».

Свод пословиц значительно шире, нежели любой другой жанр, охватывает самые разнообразные стороны действительности, в то время как другие жанры имеют определённый предмет изображения: былины и исторические песни касаются прошлого, истории народа, любовные и семейные песни — личных отношений людей и т.д. Даже сказки, хотя они включают в себя несколько жанровых разновидностей (сказки о животных, волшебные, семейно-бытовые) значительно более ограничены тематически, чем пословицы.

Общее количество фольклора — традиционность — также иному выражается в пословицах. Они белее устойчивы в своём тексте, менее других жанров варьируется, хотя конечно, подчиняются общему закону связи устного народного творчества с жизнью, изменяются, но их изменения весьма ограничены. Народ хорошо осознаёт древность и традиционность пословиц: «Старая пословица век не сломится». Основой устойчивости пословиц служат свойственные им верность жизненных наблюдений, важность выраженных в них мыслей, поэтому народ ценит и бережет их. Немаловажной причиной устойчивости пословиц является выразительность и строгость их формы, благодаря чему они легко запоминаются. Устойчивость пословиц подтверждается тем, что их тексты в огромном большинстве случаев зарегистрированы без всяких изменений в сборниках XVII, XVIII, XIX и XX вв.

Благодаря конкретному выражению общего пословица может применяться ко многим однотипным явлениям. Такой способ обобщения даёт основу для употребления пословиц в переносном значении. Иносказательность пословиц это характерная их особенность. В пословицах прямое значение совмещается с переносным. В пословицах прямое значение совмещается с переносным: «Пусти козла в огород, он всю капусту обдерёт».

Однако надо сказать, что способность пословиц к иносказательности в литературе о пословицах явно преувеличивается. Преувеличение состоит в том, что многие фольклористы считают возможным использовать в таком смысле любую пословицу. Но это не так. Можно привести немало пословиц, которые нельзя употребить в переносном смысле. Например: «Друзья познаются в беде» (эта пословица говорит только о близких товарищах), «Коса, девичья краса», «Правда дороже золота».

Собирание пословиц началось давно, но рукописные их сборники дошли до нас лишь от ХVII в. Первый такой сборник «Повести или пословицы всенароднейшие по алфавиту». В него вошли около двух тысяч восемьсот текстов из более ранних сборников. Пётр I читал рукописные сборники пословиц в начале XVIII в. С середины ХVIII в. пословицы стали публиковаться в журналах, а затем появились и печатные сборники. Н. Курганов в 1769 г. выпустил книгу «Российская универсальная грамматика или Всеобщее письмословие», где поместил около 1000 (тысячи) пословиц.

В 1770 г. вышло «Собрание 4221 древних российских пословиц», которое по предположениям исследователей, было составлено профессором Московского университета А.А. Барсовым. В него вошли, кроме пословиц, прибаутки и присказки.

Собиранием пословиц занимался профессор Московского университета И.М. Снегирёв. Он выпустил два сборника: «Русские народные пословицы и притчи» (1848) и «Новый сборник русских пословиц и притчей» (1857). Ф.И. Буслаев в «Архиве историко-юридических сведений, относящихся до России» (1654г.). «Русские пословицы и поговорки». Эти ценные издания имели, однако ряд недостатков: соединения произведений разного типа (пословиц, поговорок, притч, прибауток и др.) отсутствие очень важных в общественном отношении образцов, особенно сатирических.

На основе далевского сборника позднее составлялись популярные сборники пословиц и поговорок. Публиковались сборники специальной тематики: земледельческой, юридической. И.И. Иллюстратов в 1940 г. издал в Киеве книгу «Жизнь русского народа в его пословицах и поговорках». В ней приведён богатый материал достаточно объективно освещающей воззрения народа, дана подробная библиография.

Изучение пословиц следует вести от М.В. Ломоносова, который собирал пословицы и изучал их в связи с занятиями русским языком («Российская грамматика», «Риторика»). В начале XIX в. изучением пословиц занимался А.Х. Востоков. В 1816 г. А.Ф. Рихтер издал «Два опыта в словесности. Рассуждение о русских пословицах», он показал связь пословиц с жизнью, отражение в них воззрений народа.

Много лет пословицы изучал И.М. Снегирёв. В 1823 г он выпустил «Рассуждение о русских пословицах», в 1829 г напечатал статью «Замечания о русских пословицах, сходных с греческими и римскими», в1831-1834 гг. издал книгу «Русские в своих пословицах. Рассуждения и исследования об отечественных пословицах и поговорках». И.М Снегирёв для исторического объяснения многим пословицам, показал их широкое распространение. В середине XIХ в. пословицы изучали А.Н. Афанасьев и Ф.И. Буслаев. В 1854 г. Ф.И. Буслаев напечатал статью «Руский быт и русские пословицы». В ней было много наблюдений над взаимоотношением пословиц и народного быта. Однако Н.А. Добролюбов в статье «Заметки и дополнения к сборнику пословиц г. Буслаева» критиковал сборник за недостаточное раскрытие народных воззрений, за неразличение пословиц и поговорок, за мифологическое толкование пословиц и отрыв их от народной жизни.

В конце XIX в. изучение пословиц получило новое направление: учёные занялись историей пословиц формированием их состава, а также их лингвистическим исследование.

И. Тимошенко издал в 1897 году книгу «Литературные первоисточники и прототипы трёхсот русских пословиц».

В современный период развернулись исследования по изучению проблематики пословиц. Уделяется значительное внимание определению жанра, соотношению пословиц и поговорок, афоризмов и пословиц, специфики пословиц как малого жанра (А.Н. Кожин, В.С. Гудков, Л.А. Морозов). Много работ исследователи посвятили рассмотрению синтаксиса пословиц, особенностей лексики, именам собственным, числам. Освещали вопросы отражения истории (В.П. Аникин, А.М. Жигелёв, Л.Н. Пушкарёв).

Познавательная ценность пословиц определяется прежде всего многообразием сведений, которые в них сообщаются. В целом создаётся широкая картина русской жизни, отражённая реалистически. Пословицы дают представления о воззрениях и взглядах народа, о его понимании явлений действительности.

Познавательное значение пословиц состоит в том, что они типизируют явления, т.е. выделяют среди них наиболее показательные и отмечают в них самые существенные черты. Так, говоря о положении крестьян в царской России, они скажут и о его бедности, и о его безземелье, и об отсутствии у него скота, и о его задолженности по уплате за аренду земли. Получится довольно полная и точная картина.

Познавательное значение пословиц сказывается в обобщении богатого жизненного опыта народных масс. Исключительно богаты и верны наблюдения над природой: «Земля мать — подаёт клад», «Сибирь — золотое дно», « Не родит верба груши», «Где цветок, там и медок». Кроме того, пословицы часто имеют, как отмечалось расширительный смысл, что подчёркивается обобщающими словами: «везде», «всегда».

Пословиц — философский жанр. Они содержат в себе немало важных общих заключений о закономерностях развития природы и общества: «Время не дремлет», «Старое старится, молодое растет», «Вчера не догонишь, а от завтра не уйдёшь», «Без причины и чирий не сядет», «Где не было начала, не будет и конца».

Пословицы служат воспитанию положительных идеалов — смелости, честности, чувству дружбы, ставят в пример высоконравственное поведение, оперирует понятиями добра и зла, чести и бесчестия. Поучения и советы нередко преподносятся в виде осмеяния отрицательных качеств людей.

Пословиц с ярко выраженной моралью весьма много: «Береги честь смолоду», «Посеешь ложь не вырастет рожь», «Труд человека кормит, а лень портит», «Чужого мужа полюбить — себя погубить», «Берись дружно, не будет грузно», «Не учась и лаптя не сплетешь».

Эстетическая ценность пословиц проявляется многосторонне. Пословица — явление высокого мастерства. В ней воплощены эстетические принципы, которые высоко ценятся в искусстве простота, краткость, содержательность, выразительность. Народ иронически говорит о многословие «Слов много, а складу нет».

Пословица, как и всякий жанр, представляет собой содержательную форму, структуру, основное отличие которой внутреннее художественное единство. В пословице это выражено с удивительной наглядностью. В одном предложении заключён огромный смысл.

Кроме того, в пословице обнажена её целенаправленностъ. Все элементы подчинены задаче — точнее раскрыть мысль, ярче её выразить, благодаря чему достигается концентрация мысли. Внутреннее единство пословицы определяется и её однотемностью, сосредоточением на одном факте или явлении. Для пословицы свойственны две основные формы построения: одночастная и двухчастная. Обе формы представляет собой скрепление по правилам связи и согласования предложение: «Всякая сосна своему бору шумит», «Пустая мельница без толку мелет», а вторая отличается неразрывной связью двух частей сложного предложения: «Белый свет не околица, а пустая речь не пословица».

Наконец, своеобразным отличием пословицы служит то, что она по форме полностью совпадает с употреблёнными в ней стилистическими средствами — сравнением и антитезой. В песне, сказке, былине эти средства представляют собой лишь небольшие элементы структуры, а в пословице они становятся основой её композиции: «За старой головой, как за каменной стеной», «Счастья без ума, — дырявая сума», «Делу время — потехе — час», «Птице — крылья, человеку — разум». В приведённых примерах важно указать на то, что употребления в них сравнения антитезы, метономии, с одной стороны, служит их передаче определённой мысли, а с другой — сохраняет целостность пословицы.

Как уже было отмечено, пословицы обобщают наблюдения, размышления народа о социальном устройстве и человечестве, относятся не к одному, а ко многим предметам и явлениям.

Пословицы говорят о месте человека на земле («Рыбам вода, птицам воздух, а человеку вся земля»), его отношении к другим людям («Человек человека стоит»), дают человеку нравственные рекомендации («Береги честь смолоду»).

Пословицы широко используются на уроках литературы. Они помогают ученикам глубже понять общие принципы словесного искусства, комментируют близкие по темам произведения русской литературы. На уроках русского языка пословицы и поговорки являются основой лексико-фразеологической работы с учениками, материалом при изучении разнообразных языковых явлений.

Поговорки относятся к малым жанрам фольклора. В большинстве случаев они даже ещё больше кратки, чем пословицы. Как и пословицы, поговорки не специально не исполняются (не поются, не рассказываются), а употребляются в живой речи к случаю, кстати.

Вместе с тем поговорки существенно отличаются от пословиц по характеру содержания, по форме, и по выполняемым в речи функциям.

Поговорки имеют свои специфические жанровые признаки. Если роль пословицы выражается в том, что она в речи делает определённые выводы, то назначение поговорки в том, чтобы украсить эту речь, сделать её образной. По своей структуре поговорка проще пословицы. Поговорки употребляются только в связи с определёнными лицами и их поступками, имеют совершенно конкретное содержание. По определению А.А. Потебни, поговорка — это «иносказательный образ отдельно взятого, качества, действия».

В зависимости от того, к какому конкретному лицу или действию в речи относится поговорка, изменяется и предложение, в котором она приводится. В силу сказанного поговорка, в отличии от пословицы, в речи не составляет и не может составить цельного, законченного предложения, а является его частью.

Научный подход к поговоркам, как и к пословицам, впервые появился в статьях И.М. Снегирёва, опубликованных в 20-30-е годы XIX в. В работах В.И. Даля и А.А. Потебни даётся краткое, но глубокое определение жанровой специфики поговорок, устанавливается их взаимосвязь с пословицами.

Наибольший интерес представляет статья М.А. Рыбниковой «Русская поговорка», в которой раскрывается содержание и формы поговорок. По верному определению Рыбниковой, главное назначение поговорок (в отличии от пословиц) выражается в том, что они служат образно-эмоциональной характеристике человека и его действий. Изучение жанровой специфики поговорок также посвящены работы В.П. Аникина, Г.С. Гаврина, А.Н. Кожина и другие.

Подавляющее большинство поговорок представляет собой образно-эмоциональную характеристику людей. Причём эта характеристика людей очень многогранна, и в речевом контексте она всегда конкретизирована и индивидуализирована. По заключению пословицы, в народной речи «На всякого Егорку есть поговорка».

Художественные функции поговорок довольно многообразны. Прежде всего посредством поговорок создаются яркие внешние портреты людей. Портретные характеристики могут быть положительные и отрицательные. Пример положительного портрета: «Красна, как маков цвет». Отрицательный портрет: « Оборист как корова на льду».

Однако поговорки рисуют не только внешние черты людей, но и образно говорят о его внутреннем душевном состоянии. Так, о человеке, находящегося в радостном настроение говорят: «Ходит насмешником, прыгает козлом». О человеке, испытывающем глубокое переживание, страх, раздражение и т.п., поговорка говорит: «Дошёл до белого колония», « На стенку лезет».

Поговорки образно передают те или иные качества человека, особенности его характера. О человеке простом, открытом: «Душа нараспашку». О человеке скрытном и лицемерном: «На лице медок, на сердце ледок». О человеке душевном, мягком: «Мягок, как воск». О человеке чёрством, бездушном: «Не душа, а только ручка от ковша».

Поговорки дают эмоциональную оценку различным действиям и поступкам людей: «Не в бровь, а прямо в глаз», «Переливать из пустого в порожнее».

В поговорках мы находим социальную характеристику: «У него денег, куры не клюют» или «Гол, как сокол», «Ни забора, ни подворотинки».

Главное назначение поговорок в том, чтобы разговорной речи придавать красочность, образность. Поговорки также способствуют усилению эмоциональной выразительности.

В поговорках очень широко используются образные средства живого разговорного языка: сравнения («Гол, как сокол, а остёр, как бритва», «Вертится, как белка в колесе») метафоры («Подливать масла в огонь», «Остаться у разбитого корыта»).

Поговорки, являясь образным выражением живой разговорной речи, нередко выходят в сказки.

СКОРОГОВОРКИ

Безобидной и весёлой словесной игрой детей старшего возраста является быстрое повторение труднопроизносимых стишков и фраз. Это скороговорка. Она сочетает однокоренные или созвучные слова: «На дворе трава, на траве дрова», «Сшит колпак не по-колпаковски, надо его переколпаковать и перевыколпаковывать». Трудно решить, кто творец этих скороговорок — дети или взрослые. По крайней мере некоторые из них (а именно те, у которых нескромный смысл) вряд ли созданы детьми.

Пришёл Прокоп, кипит укроп,

И при Прокопе кипит укроп,

И ушёл Прокоп, кипит укроп,

И без Прокопа кипит укроп.

В печурке — три чурки, три гуся, три утки.

2. Собрание, издание и изучение.

4. Художественные особенности.

1. Лазутин С.Г. «Метафора в загадках», М., 1981 г.

2. Митрофанова В.В. «Русские народные загадки», Л., 1978г.

3. «Русский фольклор», М., «Художественная литература», 1985 г.

Ключевые слова: содержание, художественная форма, иносказательный характер, мифология, народная наука, жанр, поэтический стиль, олицетворение, сопоставление, метафора, ритм, рифма, былины, сказки, рукописные издания.

Загадки относятся к малым жанрам русского фольклора.

У загадок много общего с пословицами и поговорками в содержании и в художественной форме. Однако они имеют и специфические черты, представляют собой самостоятельный жанр фольклора.

Термин «загадка» — древнего происхождения. В древнерусском языке слово гадать означало «думать, размышлять». Отсюда и произошло слово «загадка». В загадке даётся предметное описание какого-нибудь явления, для узнавания которого требуется немалое размышление.

Чаще всего загадки имеют иносказательный характер. Загадываемый предмет, как правило, не называется, а вместо него даётся его метофорический эквивалент.

Составить загадку — значит обычным мыслям и предметам придать метафорическую форму выражения. И наоборот разгадать загадку её метафорические образы заменить образами реальными

Так, в загадке «На полянах девчонки в белых рубашках, в зелёных полушанках», нужно произвести следующие замены на поле не девчонки, а берёзки, у берёзок не белая рубашка, а белая кора, у них зелёные не полушалки, а зелёные листья.

Загадка — это не просто метафорически заданный вопрос, очень хитро составленный вопрос. Загадка — не просто метафора, а какая-то необыкновенная, удивительная метафора. Так, нас удивляет намёк на существо, которое «Без рук без ног, а рисовать умеет» (Мороз). Трудно представить, как это может быть «В одном бочонке — два сорта вина» (яйцо) и т.д. В небольшом количестве загадки встречаются в произведениях древней русской литературы (летописи, житейная литература, «Повесть о Петре и Феофане»).

Первые записи загадок относятся к ХVII в. В ХVII в. до 70 годов XVIII в. загадки вместе с пословицами и поговорками включались в различные рукописные сборники. В последней трети ХVIII в. появляются печатные сборники, в которых вместе с загадками литературного происхождения помещаются в под направленном виде и народные загадки.

Систематическое собрание русских народных загадок начинается в 30-е годы XIX в. В 1841 г. И.П. Сахаров в своих »Сказаниях» опубликовал более 200 загадок, к сожалению, некоторые из них были им под редактированы.

В 1861 г. выходит сборник фольклориста-демократа И.А. Худякова «Великорусские загадки». Загадки в нём расположены в алфавитном порядке по отгадкам, всего 731 загадка.

Используя все ранее собранные материалы, Д.Н. Садовников в 1876 г. издал большой сборник «Загадки русского народа», включавший более 3500 загадок. В основу расположения материала положен предметно-тематический принцип.

В 1961 году был издан сборник «Пословицы, поговорки и загадки в рукописных сборниках XVIII-XIX веков», в котором было опубликовано более 1000 загадок, извлечённых из рукописных сборников.

В 1968 году Академия наук издаёт свод загадок, в котором публикуется 5517 номеров этого жанра, взятых из прежних публикаций и архивных источников. Материал в сборнике расположен по предметно-тематическому принципу. Примечания дают возможность установить время и место записи, а так же место публикации или хранения вариантов.

И.А. Худяков так же считал, что самые древние русские народные загадки содержат черты мифологизма. Однако большинство дошедших до XIX в. загадок по его мнению, есть результат своеобразного отражения исторической жизни народа. Загадки по определению Худякова, — это «народная наука» о физических явлениях, о предметах естественной истории и народного быта. В статье «Значение загадок в народном быту и поэзии», предпосланной публикации материала, И.А. Худяков указывает на различные виды загадок, говоря об их связи с другими жанрами фольклора, останавливается на условиях их бытования и функциях.

В конце XIX в., в пору господства позитивистского направления в русской академической филологической науке, идет главным образом сбор загадок. В исследованиях же затрагиваются лишь частные вопросы.

Работу М.А. Рыбниковой по исследованию народных загадок продолжили И.М. Колесникова, В.П.Аникин, В.В. Митрофанов и другие. В исследованиях этих фольклористов дана обстоятельная, общая характеристика жанра загадок, рассмотрена поэтика загадок, показана их связь с другими жанрами фольклора, рассмотрены судьбы традиционной загадки в новых, советских условиях.

Каждая загадка по своей сути является хитроумным вопросом. Однако эта ее вопросительность может иметь внешнюю форму выражения и не иметь её. Загадки могут прямо формулироваться как вопрос. Например: «Что краше свету белого?» (солнце); «Что у нас чаще леса?» (звёзды). Однако чаще всего в загадках вопрос внешне не выражен и они имеют метафорически-описательный характер. Например: «По синему морю тарелка плывёт» (Месяц); «Жили три брата: один любит зиму, другой лето, а третьему всё равно» (сани, телега, мужик).

Загадки, как и все жанры фольклора, создаются на основе живого разговорного языка. Язык загадок, как и: язык всех фольклорных жанров, отличают точность, красочность и выразительность. В них широко употребляются общефольклорные эпитеты, как «сырая земля», «чистое поле», «темный лес», «зелёный сад», «добрый молодец», «красная девица», «родная мать» и т.д., а также некоторые общефольклорные сравнения, тавтологические выражения и т.п.

Однако поэтический стиль загадок имеет и свою ярко выраженную жанровую специфику, для загадок характерна высокая степень метафоричности, пронизывающая собой решительно все её стилистические средства. Приведём примеры метафорических (загадочных) эпитетов «голубое поле» (небо), «водяной мост» (лёд), «золотой пень» (напёрсток) и т.д. Иногда, загадка строится на метафорических эпитетах. Например: «Конь стальной, хвост льняной» (игла с ушком), «Печь мясная, приступы железные» (подковы). «Цветочки ангельские, а ноготки дьявольские» (шиповник).

Чаще всего в загадках встречаются собственные метафоры, когда сравнение двух предметов или явлений не имеет внешней, грамматической формы выражения. Например: «Между двух светил я в середине один» (нос), «Под полом, под полом ходит с колом» (мышь).

В подавляющем большинстве случаев в загадках предметы неживого мира метафорически сопоставляются с живыми существами и наоборот, живые существа — с предметами и явлениями быта и природы. Это обусловлено прежде всего стремлением загадки сделать её отгадывание возможно более затруднительным.

Широкое употребление метафор в загадках объясняется и эстетическими соображениями. Особенно наглядно это обнаруживается в случаях, когда в загадках предметы неживого мира сравниваются с живыми существами и мы имеем дело с приёмом олицетворения. Основываясь на принципе олицетворения, загадки сравнивают вёдра с двумя братьями, которые пошли на речку купаться, умывальник со щукой, тело которой находится в воде, а хвост наружу, челнок с уточкой, которая ныряла и хвост потеряла и т.д.

Олицетворение, оживляя и одухотворяя неживой мир, ещё больше приближает его к человеку, придаёт загадке особую поэтичность, создаёт в ней яркие образы и картины. Например, о зубах создаётся такого рода поэтическая загадка «Полная горенка гусей да лебедей» (зубы). Овес в загадках представляется стройной, красивой девушкой («Как во поле, на кургане стоит девушка с серьгами»). В свою очередь, серьги девушки сравниваются с пляшущими лебедями: «За темными лесами двое лебедей плясали» (серьги) и т.п.

Сопоставляя предметы, загадываемые с предметами выполняющими функции метафоры, загадка всегда укрупняет план изображения, усиливает тон или иной признак какого-то реального предмета, делает его более выпуклым и значительным. Это происходит потому, что реальный предмет в загадке всегда сравнивается с такими метафорическими предметами, в которых отмечаемый признак выражается резче и отчетливее. Так, например, чтобы обратить внимание на то, что светлячок ночью сверится (а свет этот слабый, его могут не заметить!), загадка сравнивает его (правда в отрицательной форме) с солнцем «Не солнце, не огонь, а светит». В этих целях копание жука в земле сравнивается загадкой с энергичной работой воина, роющего окоп, а маленькие рожки жука с рогами быка: «Идёт воин, землю роет, на ногах без копыт, есть рога, да не бык». Желая подчеркнуть тяжесть крестьянской работы, загадка сравнивает плечи человека с горами, а вёдра с морями: «Два моря, два горя на крутых горах на дуге висят» (вёдра на коромысле).

Многие сказки созданы на основе сказочных образов: Например: «Баба-яга, короткая нога» (соха), «Конь бежит — земля дрожит» (гром), «Летит птица орёл, несёт в зубах огонь, посредине его человеческая смерть» (молния). А вот загадка, использующая присказку: «На море, на океане стоит дуб с гибелями, отростки чертовски, листки чемодановски» (репей).

В свою очередь загадки нередко включаются в сказки. Приведём лишь один пример. Существует загадка о сваренное гусе, в которой загадываемые и отгадываемые предметы начинаются с одних букв (печ — Печорск, горшок — Горшенск и т.д.): «В Печорске, в Горшевске, под Крынским сидит Курлын Курлынович». Эта загадка вариативно использована в бытовой юмористической сказке о жадной старухе («Солдатская загадка»). Прохожие солдаты попросили старуху покормить их. Но жадная старуха ответила, что у нее нет никаких продуктов. Тогда обиженные солдаты в тайне от старухи вынули из горшка петуха и спрятали его себе в сумку, а в горшок положили липовую чурку. Через некоторое время солдаты собрались уходить. И старуха вздумала похвалиться, что провела их, и загадала им загадку: « А что, детоньки, вы люди-то бывалые, всего видали. Скажите-ка мне: ныне в Пенском, Черепенском, под Сковородным, здравствует ли Курухан Куруханович? « -»Нет, бабушка!» — « А кто же, детоньки, вместо его?» — «Липан Липанов», — «А где же Курухан Куруханович?» — «Да в Сумин город переведён, бабушка».

Лазубин С.Г. «Ритм, лирика и рифмы пословиц». В его книге: Поэтика русского фольклора. М., 1981 г., стр148-6З

Митропольская Н.К. «Русские пословицы как малый жанр фольклора». Вильнюс, 1973 г.

Морозова Л.А. «Художественные формы пословиц». В сборнике Вопросы жанров русского фольклора, М. 1972, стр. 3-7.

«Детская литература», под редакцией А.В. Терновского, 1977 г., стр. 19-21.

Пословица — малый жанр устного народного творчества, вошедшая в речевой оборот форма изречения, укладывающаяся в одно статическое и логически законченное предложение, нередко ритмизированное и подкреплённое рифмой. Ей свойственны предельные краткость и простота. Несмотря на это, она отличается содержательностью, представляет собой чёткое суждение, ясное выражение определённой мысли, обобщение, вывод из жизненных наблюдений, вывод из жизненных наблюдений и социально-исторического опыта народа: «Мир да лад — большой клад», «Что посеешь, то пожнёшь». Форма пословицы отточена, отшлифована. Выражение мысли в ней, как правило, необычно, своеобразно: «Горьким лечат, а сладким калечат», «Человек без родины, как соловей без песни».

Свод пословиц значительно шире, нежели любой другой жанр, охватывает самые разнообразные стороны действительности, в то время как другие жанры имеют определённый предмет изображения: былины и исторические песни касаются прошлого, истории народа, любовные и семейные песни — личных отношений людей и т.д. Даже сказки, хотя они включают в себя несколько жанровых разновидностей (сказки о животных, волшебные, семейно-бытовые) значительно более ограничены тематически, чем пословицы.

Общее количество фольклора — традиционность — также иному выражается в пословицах. Они белее устойчивы в своём тексте, менее других жанров варьируется, хотя конечно, подчиняются общему закону связи устного народного творчества с жизнью, изменяются, но их изменения весьма ограничены. Народ хорошо осознаёт древность и традиционность пословиц: «Старая пословица век не сломится». Основой устойчивости пословиц служат свойственные им верность жизненных наблюдений, важность выраженных в них мыслей, поэтому народ ценит и бережет их. Немаловажной причиной устойчивости пословиц является выразительность и строгость их формы, благодаря чему они легко запоминаются. Устойчивость пословиц подтверждается тем, что их тексты в огромном большинстве случаев зарегистрированы без всяких изменений в сборниках XVII, XVIII, XIX и XX вв.

Благодаря конкретному выражению общего пословица может применяться ко многим однотипным явлениям. Такой способ обобщения даёт основу для употребления пословиц в переносном значении. Иносказательность пословиц это характерная их особенность. В пословицах прямое значение совмещается с переносным. В пословицах прямое значение совмещается с переносным: «Пусти козла в огород, он всю капусту обдерёт».

Однако надо сказать, что способность пословиц к иносказательности в литературе о пословицах явно преувеличивается. Преувеличение состоит в том, что многие фольклористы считают возможным использовать в таком смысле любую пословицу. Но это не так. Можно привести немало пословиц, которые нельзя употребить в переносном смысле. Например: «Друзья познаются в беде» (эта пословица говорит только о близких товарищах), «Коса, девичья краса», «Правда дороже золота».

Собирание пословиц началось давно, но рукописные их сборники дошли до нас лишь от ХVII в. Первый такой сборник «Повести или пословицы всенароднейшие по алфавиту». В него вошли около двух тысяч восемьсот текстов из более ранних сборников. Пётр I читал рукописные сборники пословиц в начале XVIII в. С середины ХVIII в. пословицы стали публиковаться в журналах, а затем появились и печатные сборники. Н. Курганов в 1769 г. выпустил книгу «Российская универсальная грамматика или Всеобщее письмословие», где поместил около 1000 (тысячи) пословиц.

В 1770 г. вышло «Собрание 4221 древних российских пословиц», которое по предположениям исследователей, было составлено профессором Московского университета А.А. Барсовым. В него вошли, кроме пословиц, прибаутки и присказки.

Собиранием пословиц занимался профессор Московского университета И.М. Снегирёв. Он выпустил два сборника: «Русские народные пословицы и притчи» (1848) и «Новый сборник русских пословиц и притчей» (1857). Ф.И. Буслаев в «Архиве историко-юридических сведений, относящихся до России» (1654г.). «Русские пословицы и поговорки». Эти ценные издания имели, однако ряд недостатков: соединения произведений разного типа (пословиц, поговорок, притч, прибауток и др.) отсутствие очень важных в общественном отношении образцов, особенно сатирических.

На основе далевского сборника позднее составлялись популярные сборники пословиц и поговорок. Публиковались сборники специальной тематики: земледельческой, юридической. И.И. Иллюстратов в 1940 г. издал в Киеве книгу «Жизнь русского народа в его пословицах и поговорках». В ней приведён богатый материал достаточно объективно освещающей воззрения народа, дана подробная библиография.

Изучение пословиц следует вести от М.В. Ломоносова, который собирал пословицы и изучал их в связи с занятиями русским языком («Российская грамматика», «Риторика»). В начале XIX в. изучением пословиц занимался А.Х. Востоков. В 1816 г. А.Ф. Рихтер издал «Два опыта в словесности. Рассуждение о русских пословицах», он показал связь пословиц с жизнью, отражение в них воззрений народа.

Много лет пословицы изучал И.М. Снегирёв. В 1823 г он выпустил «Рассуждение о русских пословицах», в 1829 г напечатал статью «Замечания о русских пословицах, сходных с греческими и римскими», в1831-1834 гг. издал книгу «Русские в своих пословицах. Рассуждения и исследования об отечественных пословицах и поговорках». И.М Снегирёв для исторического объяснения многим пословицам, показал их широкое распространение. В середине XIХ в. пословицы изучали А.Н. Афанасьев и Ф.И. Буслаев. В 1854 г. Ф.И. Буслаев напечатал статью «Руский быт и русские пословицы». В ней было много наблюдений над взаимоотношением пословиц и народного быта. Однако Н.А. Добролюбов в статье «Заметки и дополнения к сборнику пословиц г. Буслаева» критиковал сборник за недостаточное раскрытие народных воззрений, за неразличение пословиц и поговорок, за мифологическое толкование пословиц и отрыв их от народной жизни.

В конце XIX в. изучение пословиц получило новое направление: учёные занялись историей пословиц формированием их состава, а также их лингвистическим исследование.

И. Тимошенко издал в 1897 году книгу «Литературные первоисточники и прототипы трёхсот русских пословиц».

В современный период развернулись исследования по изучению проблематики пословиц. Уделяется значительное внимание определению жанра, соотношению пословиц и поговорок, афоризмов и пословиц, специфики пословиц как малого жанра (А.Н. Кожин, В.С. Гудков, Л.А. Морозов). Много работ исследователи посвятили рассмотрению синтаксиса пословиц, особенностей лексики, именам собственным, числам. Освещали вопросы отражения истории (В.П. Аникин, А.М. Жигелёв, Л.Н. Пушкарёв).

Познавательная ценность пословиц определяется прежде всего многообразием сведений, которые в них сообщаются. В целом создаётся широкая картина русской жизни, отражённая реалистически. Пословицы дают представления о воззрениях и взглядах народа, о его понимании явлений действительности.

Познавательное значение пословиц состоит в том, что они типизируют явления, т.е. выделяют среди них наиболее показательные и отмечают в них самые существенные черты. Так, говоря о положении крестьян в царской России, они скажут и о его бедности, и о его безземелье, и об отсутствии у него скота, и о его задолженности по уплате за аренду земли. Получится довольно полная и точная картина.

Познавательное значение пословиц сказывается в обобщении богатого жизненного опыта народных масс. Исключительно богаты и верны наблюдения над природой: «Земля мать — подаёт клад», «Сибирь — золотое дно», « Не родит верба груши», «Где цветок, там и медок». Кроме того, пословицы часто имеют, как отмечалось расширительный смысл, что подчёркивается обобщающими словами: «везде», «всегда».

Пословиц — философский жанр. Они содержат в себе немало важных общих заключений о закономерностях развития природы и общества: «Время не дремлет», «Старое старится, молодое растет», «Вчера не догонишь, а от завтра не уйдёшь», «Без причины и чирий не сядет», «Где не было начала, не будет и конца».

Пословицы служат воспитанию положительных идеалов — смелости, честности, чувству дружбы, ставят в пример высоконравственное поведение, оперирует понятиями добра и зла, чести и бесчестия. Поучения и советы нередко преподносятся в виде осмеяния отрицательных качеств людей.

Пословиц с ярко выраженной моралью весьма много: «Береги честь смолоду», «Посеешь ложь не вырастет рожь», «Труд человека кормит, а лень портит», «Чужого мужа полюбить — себя погубить», «Берись дружно, не будет грузно», «Не учась и лаптя не сплетешь».

Эстетическая ценность пословиц проявляется многосторонне. Пословица — явление высокого мастерства. В ней воплощены эстетические принципы, которые высоко ценятся в искусстве простота, краткость, содержательность, выразительность. Народ иронически говорит о многословие «Слов много, а складу нет».

Пословица, как и всякий жанр, представляет собой содержательную форму, структуру, основное отличие которой внутреннее художественное единство. В пословице это выражено с удивительной наглядностью. В одном предложении заключён огромный смысл.

Кроме того, в пословице обнажена её целенаправленностъ. Все элементы подчинены задаче — точнее раскрыть мысль, ярче её выразить, благодаря чему достигается концентрация мысли. Внутреннее единство пословицы определяется и её однотемностью, сосредоточением на одном факте или явлении. Для пословицы свойственны две основные формы построения: одночастная и двухчастная. Обе формы представляет собой скрепление по правилам связи и согласования предложение: «Всякая сосна своему бору шумит», «Пустая мельница без толку мелет», а вторая отличается неразрывной связью двух частей сложного предложения: «Белый свет не околица, а пустая речь не пословица».

Наконец, своеобразным отличием пословицы служит то, что она по форме полностью совпадает с употреблёнными в ней стилистическими средствами — сравнением и антитезой. В песне, сказке, былине эти средства представляют собой лишь небольшие элементы структуры, а в пословице они становятся основой её композиции: «За старой головой, как за каменной стеной», «Счастья без ума, — дырявая сума», «Делу время — потехе — час», «Птице — крылья, человеку — разум». В приведённых примерах важно указать на то, что употребления в них сравнения антитезы, метономии, с одной стороны, служит их передаче определённой мысли, а с другой — сохраняет целостность пословицы.

Как уже было отмечено, пословицы обобщают наблюдения, размышления народа о социальном устройстве и человечестве, относятся не к одному, а ко многим предметам и явлениям.

Пословицы говорят о месте человека на земле («Рыбам вода, птицам воздух, а человеку вся земля»), его отношении к другим людям («Человек человека стоит»), дают человеку нравственные рекомендации («Береги честь смолоду»).

Пословицы широко используются на уроках литературы. Они помогают ученикам глубже понять общие принципы словесного искусства, комментируют близкие по темам произведения русской литературы. На уроках русского языка пословицы и поговорки являются основой лексико-фразеологической работы с учениками, материалом при изучении разнообразных языковых явлений.

Поговорки относятся к малым жанрам фольклора. В большинстве случаев они даже ещё больше кратки, чем пословицы. Как и пословицы, поговорки не специально не исполняются (не поются, не рассказываются), а употребляются в живой речи к случаю, кстати.

Вместе с тем поговорки существенно отличаются от пословиц по характеру содержания, по форме, и по выполняемым в речи функциям.

Поговорки имеют свои специфические жанровые признаки. Если роль пословицы выражается в том, что она в речи делает определённые выводы, то назначение поговорки в том, чтобы украсить эту речь, сделать её образной. По своей структуре поговорка проще пословицы. Поговорки употребляются только в связи с определёнными лицами и их поступками, имеют совершенно конкретное содержание. По определению А.А. Потебни, поговорка — это «иносказательный образ отдельно взятого, качества, действия».

В зависимости от того, к какому конкретному лицу или действию в речи относится поговорка, изменяется и предложение, в котором она приводится. В силу сказанного поговорка, в отличии от пословицы, в речи не составляет и не может составить цельного, законченного предложения, а является его частью.

Научный подход к поговоркам, как и к пословицам, впервые появился в статьях И.М. Снегирёва, опубликованных в 20-30-е годы XIX в. В работах В.И. Даля и А.А. Потебни даётся краткое, но глубокое определение жанровой специфики поговорок, устанавливается их взаимосвязь с пословицами.

Наибольший интерес представляет статья М.А. Рыбниковой «Русская поговорка», в которой раскрывается содержание и формы поговорок. По верному определению Рыбниковой, главное назначение поговорок (в отличии от пословиц) выражается в том, что они служат образно-эмоциональной характеристике человека и его действий. Изучение жанровой специфики поговорок также посвящены работы В.П. Аникина, Г.С. Гаврина, А.Н. Кожина и другие.

Подавляющее большинство поговорок представляет собой образно-эмоциональную характеристику людей. Причём эта характеристика людей очень многогранна, и в речевом контексте она всегда конкретизирована и индивидуализирована. По заключению пословицы, в народной речи «На всякого Егорку есть поговорка».

Художественные функции поговорок довольно многообразны. Прежде всего посредством поговорок создаются яркие внешние портреты людей. Портретные характеристики могут быть положительные и отрицательные. Пример положительного портрета: «Красна, как маков цвет». Отрицательный портрет: « Оборист как корова на льду».

Однако поговорки рисуют не только внешние черты людей, но и образно говорят о его внутреннем душевном состоянии. Так, о человеке, находящегося в радостном настроение говорят: «Ходит насмешником, прыгает козлом». О человеке, испытывающем глубокое переживание, страх, раздражение и т.п., поговорка говорит: «Дошёл до белого колония», « На стенку лезет».

Поговорки образно передают те или иные качества человека, особенности его характера. О человеке простом, открытом: «Душа нараспашку». О человеке скрытном и лицемерном: «На лице медок, на сердце ледок». О человеке душевном, мягком: «Мягок, как воск». О человеке чёрством, бездушном: «Не душа, а только ручка от ковша».

Поговорки дают эмоциональную оценку различным действиям и поступкам людей: «Не в бровь, а прямо в глаз», «Переливать из пустого в порожнее».

В поговорках мы находим социальную характеристику: «У него денег, куры не клюют» или «Гол, как сокол», «Ни забора, ни подворотинки».

Главное назначение поговорок в том, чтобы разговорной речи придавать красочность, образность. Поговорки также способствуют усилению эмоциональной выразительности.

В поговорках очень широко используются образные средства живого разговорного языка: сравнения («Гол, как сокол, а остёр, как бритва», «Вертится, как белка в колесе») метафоры («Подливать масла в огонь», «Остаться у разбитого корыта»).

Поговорки, являясь образным выражением живой разговорной речи, нередко выходят в сказки.

СКОРОГОВОРКИ

Безобидной и весёлой словесной игрой детей старшего возраста является быстрое повторение труднопроизносимых стишков и фраз. Это скороговорка. Она сочетает однокоренные или созвучные слова: «На дворе трава, на траве дрова», «Сшит колпак не по-колпаковски, надо его переколпаковать и перевыколпаковывать». Трудно решить, кто творец этих скороговорок — дети или взрослые. По крайней мере некоторые из них (а именно те, у которых нескромный смысл) вряд ли созданы детьми.

Об авторе
Поделитесь этой записью



Детские Ботаники: сайт для родителей и детей! © 2022 Все права защищены